Влияние творчества К. Хетагурова на развитие осетинской профессиональной музыки

Влияние творчества К. Хетагурова на развитие осетинской профессиональной музыкиКоста Леванович Хетагуров (1859-1906) вошел в историю отечественной культуры как основоположник осетинской литературы, выдающийся публицист, живописец, просветитель конца XIX — начала XX века. Раскрыв богатства души своего этноса другим народам, Коста Хетагуров объективировал духовную жизнь Осетии в формах мирового искусства. Поэт, драматург, художник, общественно-политический деятель, защитник народных интересов, К. Хетагуров уже при жизни был известен далеко за пределами Юга России, в XX веке творчество осетинского классика получило всемирное признание.
В Осетии Коста Хетагуров был и остается не просто национальным классиком, но культовой фигурой, формирующей важные направления духовной жизни народа. По словам академика В.Абаева, «каждый осетин в той мере может считаться достойным сыном своего народа, в какой он ценит и любит Коста». «Мы, осетины, говорим Коста, и душа наша наполняется гордостью и трепетной любовью» —такой оценки не заслужил ни один из национальных художников и героев. Подобно таким ярчайшим представителям национальных духовно-ренессансных движений, как, например, литовец М. Чюрленис или украинец Т. Шевченко, К. Хетагуров стал пассионарной фигурой, на многие годы определившей формы и границы осетинского этнокультурного пространства.Влияние творчества К. Хетагурова на развитие осетинской профессиональной музыкиКоста Леванович Хетагуров (1859-1906) вошел в историю отечественной культуры как основоположник осетинской литературы, выдающийся публицист, живописец, просветитель конца XIX — начала XX века. Раскрыв богатства души своего этноса другим народам, Коста Хетагуров объективировал духовную жизнь Осетии в формах мирового искусства. Поэт, драматург, художник, общественно-политический деятель, защитник народных интересов, К. Хетагуров уже при жизни был известен далеко за пределами Юга России, в XX веке творчество осетинского классика получило всемирное признание.
В Осетии Коста Хетагуров был и остается не просто национальным классиком, но культовой фигурой, формирующей важные направления духовной жизни народа. По словам академика В.Абаева, «каждый осетин в той мере может считаться достойным сыном своего народа, в какой он ценит и любит Коста». «Мы, осетины, говорим Коста, и душа наша наполняется гордостью и трепетной любовью» —такой оценки не заслужил ни один из национальных художников и героев. Подобно таким ярчайшим представителям национальных духовно-ренессансных движений, как, например, литовец М. Чюрленис или украинец Т. Шевченко, К. Хетагуров стал пассионарной фигурой, на многие годы определившей формы и границы осетинского этнокультурного пространства.

Татьяна Эльбрусовна Батагова
кандидат искусствоведения, докторант СОИГСИ ВНЦ РАН и РСО-А

Влияние творчества К. Хетагурова на развитие осетинской профессиональной музыкиКоста Леванович Хетагуров (1859-1906) вошел в историю отечественной культуры как основоположник осетинской литературы, выдающийся публицист, живописец, просветитель конца XIX — начала XX века. Раскрыв богатства души своего этноса другим народам, Коста Хетагуров объективировал духовную жизнь Осетии в формах мирового искусства. Поэт, драматург, художник, общественно-политический деятель, защитник народных интересов, К. Хетагуров уже при жизни был известен далеко за пределами Юга России, в XX веке творчество осетинского классика получило всемирное признание.

В Осетии Коста Хетагуров был и остается не просто национальным классиком, но культовой фигурой, формирующей важные направления духовной жизни народа. По словам академика В.Абаева, «каждый осетин в той мере может считаться достойным сыном своего народа, в какой он ценит и любит Коста». «Мы, осетины, говорим Коста, и душа наша наполняется гордостью и трепетной любовью»1 —такой оценки не заслужил ни один из национальных художников и героев. Подобно таким ярчайшим представителям национальных духовно-ренессансных движений, как, например, литовец М. Чюрленис или украинец Т. Шевченко, К. Хетагуров стал пассионарной фигурой, на многие годы определившей формы и границы осетинского этнокультурного пространства.

В осетинском историко-культурологическом дискурсе Коста рассматривается как поэт, пробудивший «в своем народе национальное самосознание»2, изменивший «всю культурную ситуацию эпохи, историю духовного развития народа»3, как человек, чье имя «стало в народе священным»4.

Жизнь и творчество основоположника осетинской литературы оказали мощное воздействие на развитие всех видов национального искусства, в том числе музыки. Под влиянием художественного наследия поэта формировались эстетические взгляды музыкантов-первопроходцев, складывалась поэтика и образы капитальных произведений осетинского музыкального искусства. Поэзия, духовный облик Коста, его эстетика определили художественную специфику, экстамузыкальную семантику, направления развития вокально-хоровой, музыкально-сценической, симфонической музыки композиторов Осетии.

Формирование зачатков национального музыкального профессионализма связано с творчеством Коста. Многие стихи из его поэтического сборника «Ирон фндыр», ставшего первым классическим произведением осетинской литературы, еще до его выхода в свет ходили в списках, передавались из уст в уста, пелись как песни в осетинских аулах, селениях, Владикавказе. Наряду с чисто осетинскими, рождающимися в народно-крестьянской среде, такими как «Фсати», «н хай», появлялись городские песни-переложения, например, «Додой», «Сидзргс», «Ныфс», «Балцы зарг», «Салдат» и другие. «Авторами» последних были представители национальной интеллигенции, нередко перекладывающие тексты Коста на мелодии русских, украинских песен, популярных бытовых романсов. «Сочиняли мелодии к текстам К. Хетагурова, главным образом, интеллигенция — учителя школ, студенты, любители сценического и музыкального искусства, придавая им осетинский колорит».5

По воспоминаниям современников, одним из первых «авторов-певцов» был сам поэт, обладавший музыкальностью, хорошим голосом с красивым тембром, любивший петь, играть на рояле. Песни на стихи К. Хетагурова исполнялись ученическими хорами Владикавказской гимназии, Ардонской духовной семинарии, певцами-солистами, записывались на грампластинки. Ни одно из заседаний любительских театральных кружков, этнографических и культурно-просветительских обществ, образованных в начале XX века во Владикавказе, Тифлисе, Баку, не обходилось без исполнения песен на тексты Коста. Названные песни составили основу первого осетинского нотного сборника «Осетинские звуки» (1905), записанного и выпущенного преподавателем музыки А. Базацовым.

В исследованиях, посвященных мелодике стиха, встречается понятие напевной поэтической лирики. Песенно-напевная поэзия, отличающаяся особой поэтикой и музыкальностью, бьет рекорды по частоте использования композиторами. К примеру, в западноевропейской литературе это поэзия таких авторов, как, Г. Гейне и Р. Берне, в русской и советской — А. Фет и А. Толстой, С. Есенин и М. Исаковский. Стихи, которые, по словам В. Белинского «должны не читаться, а петься», превращаются в песни и романсы, соперничающие по популярности с народными. К таким поэтам-бардам можно отнести и осетина Коста Хетагурова. При жизни поэта его стихи- песни стали неотъемлемой частью народного сознания, позднее они же вторично вошли в осетинский культурно-музыкальный тезаурус, но уже в виде камерно-вокальной и хоровой музыки, прочно сохраняющей свою связь с народной традицией. В 20-30-х годах XX века распеваемые народом стихи аранжировывались композиторами-первопроходцами А. Аликовым, А.Тотиевым, Б. Галаевым, Е. Колесниковым для хора, для голоса и фортепиано, став первыми осетинскими песнями и хорами. Простота изложения вокальной партии, неприхотливость фортепианной фактуры, куплетная форма, элементы народно-осетинской музыкальной стилистики в гармоническом и вокально-хоровом изложении отличают «Хъуыбады» А. Аликова, «Зонын» А. Тотиева, хоры «Фсати» Е. Колесникова, «Додой» Б. Галаева, ставшие весьма популярными и сохраняющие свою репертуарность по сей день.

Период конца 30-х — начала 50-х годов, ставший продуктивным этапом становления осетинского романса, по-прежнему отмечен пристальным вниманием музыкантов к поэзии К. Хетагурова. Богатый духовный мир поэта, воплощенный как в осетинских, так и в русских стихах, вызывает к жизни целый поток вокально-инструментальных и хоровых композиторских опусов. Наряду с непритязательными песенными и напевно-танцевальными, такими как лирические «Уалдзг» Р. Газданова, «Зрватыкк» Т. Кокойти, «Цъиу м сывллтт» Б.Галаева, как гражданственно-социальные «Балцы зарг» Т. Кокойти, «Зонын» Р. Газданова, «Мгуыры зарг» А. Тотиева, появляются сложные, лирико-философские, лирико-психологические и драматические романсы, хоры. В романсах-монологах, таких как «Ныстуан» А.Кусовой, «Усгуры мт» 3. Гаглоева, «Мгуыры зрд», «н хай» Т. Кокойти, «Я смерти не боюсь» Ф. Хуцистовой, «Додой» А. Кокойти, «й, джиди!» Е. Колесникова, в трагическом хоре «Ингны улхъус» Б. Галаева раскрываются глубокие душевные переживания поэта, его свободолюбивые мысли, гуманистические чаяния. Стремление музыкантов к тонкому отражению поэтического стиха воплотилось в характере мелодики, декламационно-речитативной, реже напевно-декламационной, в форме, преимущественно строфической или трехчастной, в принципе сквозного развития, в национально колорированной интонационности, гармонии, фактуре. Всенародную популярность приобрела песня-романс «Усгуры мт» А. Кокойти, в которой лирико-элегические стихи поэта получили отображение в гибкой, напевной мелодике, грациозной ритмике фольклорного песенно-танцевального типа.

Последующие поколения композиторов, находили в поэтическом творчестве Коста новые темы и образы, расширив жанровые границы вокальной и хоровой музыки. Наряду с песнями, романсами, появляются монологи («Сагьс», «Не верь, что я забыл родные наши горы» 3. Хабаловой), сценки («Цъиу м сывллтт» для детского хора, солиста и фортепиано А. Ачеева), дуэты («Мгуыры зарг» 3. Хабаловой), баллады («В бурю» для меццо-сопрано и фортепианоЛ. Кануковой), романсы-ариозо («Амонд» 3. Хабаловой), портреты («Горянка» для хора a cappella Т.Т. Хосроева), гимны («Балцы зарг» Б. Кокаева, 3. Хабаловой. Т.С. Хосроева).

В вокально-хоровых произведениях 1960-80-х годов Коста предстает не только как «замечательный